Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Софийский собор это историческая память, а не место битвы церквейСпикер ВРУ Андрей Парубий предложил отдать Софийский собор в Киеве единой украинской церкви. Прекрасно понимая символическое значение такого акта, повторю то, что уже много раз говорил непублично разным людям (потому что идея возникла не сегодня и не у Парубия).

Собор – это уникальный памятник, которому тысяча лет. ЮНЕСКО – неЮНЕСКО – в данном контексте вопрос десятый. Это наше наследие в самом концентрированном виде. Это не трапезная с ремонтом столетней давности. Это не новодел Успенского собора в Лавре. Это беспрецедентный для Восточной Европы объем сохранившихся мозаик и – главное - фресок. Действительно уникальный.

 

Так вот. В Украине в настоящий момент нет ни одной церкви, способной не угробить такой памятник при повседневной эксплуатации. Ни одной.

Просто культура охраны памятников у религиозных организаций находится в зачаточном состоянии, а памятников такого уровня – вообще отсутствует. Доминирует подход, что это имущество (!) церкви, отобранное большевиками, которое нужно вернуть. А потом уже разбираться.

Тем, кто сейчас вопит «а почему по поводу Лавры все молчали, когда там бесчинствовали московские попы!», скажу – вы заблуждаетесь или врёте. Не молчали. Просто широкой громадськости и власти было глубоко плевать, что там осыпаются какие-то пещеры или что попы ломают находящуюся под охраной арку, потому что под неё не пролазит строительный кран.

Все эти годы фиксация деструктивной работы монастыря УПЦ МП была уделом немногих профессионалов, к которым не прислушивались. А сейчас тема стала конъюнктурной, и все предсказуемо озаботились.

Прежде чем вбрасывать идею передачи Собора на общественное обсуждение, имеет смысл попросить экспертов (не телевизионных, а настоящих) дать заключение о том, какой режим эксплуатации храма является безопасным (если такой существует, учитывая предмет охраны). Какой мониторинг необходим. Какая исследовательская программа должна сохраниться, что должно происходить с реставрацией. И только после этого выходить с чётким месседжем. Не до, а после.

Такой подход был бы вменяемым. Под него можно было бы собрать международную комиссию высокого уровня (уверен, что откликнутся лучшие специалисты из самых именитых учреждений, а международные организации поддержат, потому что памятник действительно уникальный). Это был бы очень позитивный имиджевый сигнал.

Провести объединительный собор в Софии – это правильно и справедливо. Но говорить о какой-то передаче кому-то - явно преждевременно.

Весьма вероятно, что в заключение экспертов будет написано: массовые мероприятия можно поводить не чаще раза в месяц, ни о каком повседневном режиме служб не может быть и речи, и т.д. Т.е., собор может использоваться только на главные церковные праздники пару раз в год, а всё остальное время должен соблюдаться строгий режим.

Комиссия из ученых разработала бы критерии и правила возможной эксплуатации объекта. И вот только после этого можно вести какие-то разговоры, обсуждать охранный договор, расписывать обязанности государства и церкви, и т.д. А пока не мешало бы расспросить Национальный заповедник «София Киевская», какие у них есть проблемы.

Попытка устроить в этой сфере блицкриг закончится плачевно. Передача волевым усилием приведёт ровно к тому, что сейчас в Лавре. Глупо программировать конфликт между профессиональным сообществом и церковью там, где они могут быть союзниками. Сохранение культурного наследия должно быть общим делом.

Если хватает ума не суетиться в вопросе получения Томоса, а идти небыстрым каноничным путём, то в вопросе гипотетической передачи Софии должен возобладать такой же подход.

Аргумент, мол, как можно сравнивать возрождение национальной церкви и какие-то картинки на стенах – это от тупости.

Вот вам картинка на стене, ей тысяча лет. Раньше специалисты, опираясь на летопись, считали, что это портрет семьи Ярослава Мудрого. Теперь склоняются к мысли, что это семейный портрет Владимира Великого.

Фишка в том, что у нас такие картинки есть, а в России - нет. И не просто в музее, а на той самой стене, которая помнит всю тысячелетнюю историю. Данная картинка на корню гасит все дискуссии, кто кому мать, а кто кому - не мать.

Если Варфоломей взял и отменил все права Москвы на «каноническую территорию» на основе бумажки, которой триста лет, то угробить фреску, которой тысяча лет и которая своим существованием снимает все вопросы, будет как-то не по-хозяйски для возрожденной церкви. 

Добавить комментарий

Будьте попроще и к Вам потянутся люди.


Защитный код
Обновить